Филя Жебровская: "У меня не было времени анализировать своих завистников" (мовою оригіналу)

Филя Жебровская работает в фармацевтической компании "Фармак" 33 года. Бухгалтер по образованию, в 1995-м она готовилась к переходу в международную аудиторскую компанию из «большой шестерки*, но тут коллеги попросили ее возглавить "Фармак" и спасти его от банкротства. Жебровская не подвела. За 18 лет она превратила убыточный завод в лидера украинского рынка лекарств и стала его основной владелицей. Выручка «Фармака» в 2012 году превысила $210 млн. К 2020-му Жебровская планирует увеличить выручку компании в пять раз

Кем вы хотели стать в детстве?

Мама рассказывала мне интересную историю. Когда я родилась, акушерка абсолютно серьезно заключила: был бы мальчик — стал бы генералом, а так пойдет доить коров.

Я родилась в селе на Житомирщине. Приходилось не только доить коров, но и смотреть за младшими сестрами. Детей в семье было шестеро: пять девочек и мальчик, самый младший. Хозяйством мои интересы не ограничивались. В школе я очень любила математику и мечтала стать учителем математики, как мой дядя. Но экзамены в Житомирский пединститут я провалила. Засиживаться в провинции не хотелось, и я отправилась в Киев, поступила в индустриальный техникум на факультет бухгалтерского учета в промышленности.

Я понятия не имела, чем занимается бухгалтер, но была уверена, что в этом деле мои математические способности окажутся кстати. Техникум закончила через два года и устроилась кассиром на «Киев-Московское промышленное предприятие железнодорожного транспорта» (ППЖТ).

Диплом специалиста у вас появился через два года после окончания школы. Найти работу по специальности, еще и в столице, было сложно?

Не сложно. У меня даже был там определенный карьерный рост. Через полгода я стала заместителем главного бухгалтера Печерского отделения ППЖТ, а в 1972-м заняла пост главного бухгалтера отделения на Подоле. Я не была тихоней. Когда в наше отделение заходил начальник и спрашивал об основных фондах и других деталях, главный бухгалтер часто не могла ответить, а я выпаливала все, как на экзамене. Когда встал вопрос о назначении главного бухгалтера в Подольском отделении, начальник сразу обо мне вспомнил и порекомендовал. В этой должности я проработала восемь лет.

Как вы оказались в фармацевтической компании?

На железнодорожном предприятии мне стало скучно и тесно. Я узнала, что Киевскому химико-фармацевтическому заводу им. М.В. Ломоносова (на его базе в будущем был создан «Фармак». — Forbes) нужен главный бухгалтер и решила воспользоваться возможностью. На завод я пришла в мае 1980-го, то есть работаю здесь уже 34-й год. Окончила заочное отделение факультета бухгалтерского учета в Киевском институте народного хозяйства.

Чем вы занимались помимо учебы и работы?

Любила читать, но не художественную литературу, а экономическую. Труды Маркса и Энгельса прочла от корки до корки. В период кризиса 1998-го я вернулась к этим двум авторам. Они мне помогли.

Как вы отдыхали?

Раз в год на две недели обязательно уезжала в отпуск. Очень любила походы. В 1975 году получила значок за восхождение на Эльбрус. Тот поход до сих пор ассоциируется у меня со вкусом настоящего шашлыка по-кавказски. Во время подъема мы с ребятами набрели на стадо овец, и нам сильно захотелось шашлыка. Его нужно было заработать. Целый день складывали по заданию хозяина отары сено, а вечером он для нас зарезал овцу. Ели шашлык, запивали местным вином, ночевали в палатках.. Настоящая романтика.

Очень люблю волейбол. До сих пор на отдыхе могу присоединиться к молодежи и показать, как нужно играть.

Расскажите о ваших наставниках.

Первой в голову приходит Ида Антоновна, главный бухгалтер на железнодорожном предприятии. Она была уже практически на пенсии, но выглядела всегда неотразимо. Меня и мою коллегу, 20-летних девушек, она учила двум вещам. Первая — экономить деньги так, чтобы одна зарплата всегда была в резерве. Мы думали поначалу, что это нереально, но со временем научились. Второй совет Иды Антоновны — следить за собой. Она не уставала повторять: вы не можете идти на работу, пока не причесались и не привели себя в порядок. Если женщина не делает регулярно маникюр и педикюр, она — не женщина. С тех пор два раза в неделю я хожу в парикмахерскую. А до 53 лет, пока не надела очки, сама себе делала маникюр.

Вот, кстати, важное отличие женщины-руководителя от управленца-мужчины — ни одному мужчине не придет в голову сказать молодому специалисту пойти в парикмахерскую или погладить костюм. Для женщины это в порядке вещей. Я, например, могу сделать замечание сотруднице за то, что она пришла в офис без чулок.

Сколько времени вы тратите на утренние сборы?

Не меньше часа. Если плаваю, то полтора. У меня дома есть открытый бассейн. Каждую субботу я выделяю время на то, чтобы подготовить себе одежду на всю неделю. Я знаю свое расписание, понимаю, какой костюм в какой день надену. Своим гардеробом занимаюсь самостоятельно.

Что было самым сложным для вас в первые годы работы на фармзаводе?

У меня появилось острое желание уволиться из компании на второй день. На совещании у директора говорят, что цеха стоят, потому что нет нужного сырья, хотя по документам оно есть. Иду на склад — там мне сообщают, что сырье и вправду закончилось. Я решила, что не хочу работать в таком беспорядке. Наверное, только упрямство и самолюбие заставили меня выйти на работу на следующий день.

Чтобы внедрить свои премила?

Я даже не допускала, что можно мириться с беспорядком. Первое, что сделала, — провела инвентаризацию. Собрала вещи и отправилась без ведома директора в Москву — общаться с главным бухгалтером ВПО «Союзлексинтез», частью которого был киевский завод. Когда наш директор Владимир Васильевич Цуцарин об этом узнал, с ним чуть не случился удар. В Москве распорядились, чтобы за полгода мы привели дела в порядок. Меня не уволили. Напротив, через год мне выделили персональную зарплату от министра медицинской промышленности СССР Я получала 230 рублей, директор — 270. Все остальные руководители — гораздо меньше. Естественно, многих это злило.

Но вас это мало волновало?

У меня не было времени анализировать поступки завистников. Я всегда была при деле: делилась опытом с главными бухгалтерами других предприятий, участвовала в разработке инструкции по калькуляции себестоимости фармпродукции. Эта инструкция действует до сих пор. Очень любила свою профессию и знала ее досконально.

Вы быстро адаптировались к работе в рыночных условиях. Это происходило интуитивно или вы где-то черпали необходимые знания еще до 1990-х?

Когда началось горбачевское время, была дана установка: готовить специалистов для работы в рыночных условиях. В группу обучаемых вошли представители 15 отраслей. Курсы для каждого оплачивали профильные министерства. За меня деньги заплатило Министерство медицинской и микробиологической промышленности СССР. С 1988 по 1992 год нас учили, как работать с банковскими кредитами, товарной и фондовой биржами. Мы слушали лекции в университетах США, Франции, Германии, Италии и ряда других стран. Уже распался СССР, а я в апреле 1992-го ездила по этой программе в Японию на курсы по совершенствованию работы с HR-службой.

Как вы оказались в кресле генерального директора?

До своего директорства я занимала две позиции в компании — замдиректора по экономике и финансового директора. Поверьте, возглавлять завод в мои планы не входило.

Я искала что-то новое. У меня были знания, которые хотелось поскорее использовать. Тогда, в середине 1990-х, в Украину уже зашла «большая шестерка» аудиторов. Я планировала устроиться на работу в одну из этих компаний.

После развала Союза химфармзавод оказался в очень тяжелом положении. Из готовых лекарств мы выпускали только корвалол и нафтизин, в основном производили действующие вещества — сырье, из которого затем другие предприятия делали готовые препараты. Эти заводы располагались преимущественно в Москве. Когда связи были разорваны, мы практически потеряли рынок сбыта, погрязли в убытках и не могли платить зарплату 1350 сотрудникам.

Летом 1995 года мы решили остановить производство. Прихожу однажды утром на работу, а под окнами офиса — забастовка.

Наш 50-летний гендиректор решил проблему просто: написал заявление по собственному желанию и умыл руки. Ко мне пришла группа активистов и попросила занять его место.

В чем заключалась ваша антикризисная программа? И вообще, не сложно ли было бухгалтеру — не медику, не фармацевту — выводить из кризиса производителя лекарств? За 15 лет работы на заводе я глубоко изучила все особенности фармацевтического рынка. Много общалась с технологами — как внутри компании, так и за ее пределами. Я понимала, что единственный способ спасти предприятие — заняться производством готовых лекарств. Набрала специалистов, закупила оборудование, разработала с технологами фармстатьи — досье на препараты, которые мы собрались выпускать. Первые кредиты взяла в Проминвестбанке у Владимира Павловича Матвиенко. Я умела работать с деньгами, поэтому знала, что и с заемными средствами справлюсь.

Вы жесткий руководитель?

Не могу сказать, что я слишком демократичный управленец, но точно не авторитарный. Все планы я обсуждаю с командой. Решения принимаем коллегиально. Стратегические сессии стараемся делать как можно более интересными. Например, поднимаемся на Говерлу, едем в Крым или летим на Крит. Бывает, после трех-четырех дней напряженной коллективной работы мы возвращаемся в Киев с видением ситуации, прямо противоположным изначальному. Волевое решение я принимаю только тогда, когда мыслей у менеджеров много и ни одной — общей.

Я могу пройтись по заводу, заглянуть в цеха, поговорить с людьми, посмотреть, все ли чисто, все ли мне нравится. Вот такой у меня стиль руководства. Давайте назовем его домашним.

Вы сталкивались с мужским шовинизмом?

Я как-то об этом не задумывалась. Если у человека есть цель и он к ней идет, никакой шовинизм, или другая подобная ерунда, не станет для него преградой. У меня всегда были цели, есть они и сейчас. Их три — одна большая и две поменьше. Я хочу, чтобы «Фармак» превратился в компанию европейского типа. Чтобы каждый человек, который приходит к нам на работу, понимал: его зарплата привязана к уровню его знаний и профессионализма.

Мой совет женщинам-предпринимателям: сформулируйте свою цель и идите к ней, не оглядываясь назад и не думая о каких-то условностях, стереотипах.

Я иногда говорю: посмотрите на мои колени — они поцарапаны, потому что я не один раз падала. Посмотрите на мою спину — она прострелена (в 2009 году на Жебровскую было совершено покушение. — Forbes). Но я не остановлюсь, пока у меня есть моя цель и достаточно сил для того, чтобы ее достичь.

По материалам: Forbes (Woman)

Автор: Дария Исакова

Інші публікації

Экзамен на соответствие ( мовою оригіналу)

В последние годы в практике работы украинских компаний все чаще применяется система Compliance. В классическом понимании, это система контроля соответствия и выполнения требований и правил, необходимых для осуществления той или иной хозяйственной деятельности. ПАО “Фармак”, являясь лидером среди производителей фармацевтической продукции, имеет богатый опыт применения системы Compliance в своей деятельности.

Мы работаем в стране колоссального недоверия между государством, обществом и бизнесом (мовою оригіналу)

Крупнейший украинский производитель лекарств с 90-летней историей компания “Фармак” последние шесть лет занимает первое место по реализации медикаментов на отечественном рынке.  Удерживая 6% рынка лекарственных средств, компания активно развивается и ежегодно предлагает потребителям до 20 новых препаратов. “Фармак” по праву заслуживает статуса международного игрока. 

Препарати сульфонілсечовини: так чи ні? Рекомендації ADA та EASD 2015. Перспективи лікування хворих на цукровий діабет 2 типу в Україні

Нині актуальною проблемою галузі охорони здоров’я в Україні є цукровий діабет (ЦД), що вважається одним з найпоширеніших неіфекційних захворювань. Станом на 1 січня 2015 р. в Україні зареєстровано 1 198 047 хворих на ЦД, що становить 2,9% населення держави. При цьому за останні 10 років поширеність ЦД у нашій країні збільшилася в 1,5 рази. Ці цифри наводять на думку, що первинна діагностика ЦД потребує вдосконалення. Наразі через відсутність відповідних фахівців у багатьох лікувальних закладах та доступність цукрознижувальних препаратів в аптеках пацієнти на власний розсуд обирають собі лікування. Своєю чергою, самолікування створює передумови для розвитку тяжких ускладнень ЦД.