May 24, 2019

“Для фармпроизводителей положительным есть то, что вводятся стандарты лечения, протоколы. Сегодня без них ни один врач не будет назначать лекарства. И это очень хорошо и для пациента, и для нас”, – Филя Івановна Жебровская

Журнал “Новое Время” опубликовал большое интервью Фили Ивановны Жебровской, Председателя Наблюдательного совета ПАО “Фармак” .

 

–         Не жаль ли вам было уходить из руководства компании после стольких лет работы?

–         Да, пошел 40-й год моей работы в компании. Это бОльшая часть моей сознательной жизни. Но я не жалею, потому что к этому шла долгие годы. Мы отстроили бизнес-процессы в компании прозрачными и сейчас от одного человека  у нас мало что зависит.
Большие ли это изменения? Да, большие, ведь это отход основного собственника от управления компанией.  И я действительно отошла от руководства оперативной деятельностью Фармак.
Я – глава наблюдательного совета и еще несколько лет останусь на этой должности. Буду заниматься стратегическим развитием: определять вектор движения Фармака и то, какую именно компанию мы строим. Но к оперативной деятельности уже не вернусь.

У нас вполне подготовленный молодой исполнительный  директор. Новая команда работает уже больше года и я не ощущаю, что допустила ошибку.

–         То есть, вы довольны результатами 2018-го года? 

–         Не могу сказать, что он у нас был архи успешным, но, вместе с тем, все планы, которые мы ставили , практически выполнили. Мне нравится, что мы закончили два длинных инновационных проекта. Это лаборатория биотехнологического синтеза, которую мы запустили в эксплуатацию еще в марте 2018 года. В конце прошлого года – новое таблеточное производство, благодаря которому мы удвоили наши мощности в этом виде деятельности. На этот проект компания потратила 20 млн евро.

Что касается наших текущих оперативных планов, то мы их тоже выполнили. Фармак на розничном фармацевтическом рынке занимает долю  6,1%, а среди украинских фармпроизводителей – 18,6%, и это нас удовлетворяет. Также мы выполнили план по прибыли, она выросла на 25%.

Если говорить об экспорте, то он не упал, но и не вырос. Доля продаж за пределами Украины составляет 25,8%

–         Не могу не спросить об экспорте в Российскую Федерацию. В ваших планах было нарастить долю этой страны до 18%. Сейчас, после того, как РФ наложила эмбарго на продукцию Фармак, это ударило по годовым результатам?

–         Знаете, готовясь к интервью с вами и к собранию акционеров, я  посмотрела, что за прошлый год экспорт в Россию из Украины уменьшился на 7%. А импорт, наоборот, увеличился на 12%. Это показатели не по фармпродукции, а в целом.
Да, Россия – агрессор, я в этом уверена. Но,  где здравый смысл – если мы покупаем у агрессора, то почему мы не можем ему продавать?
Мы покупаем у них, развиваем их экономику, а сами падаем в экспорте.
Повлияло ли это на развитие компании – нет, не повлияло. Мы давно уже были ориентированы на Европейский рынок и сейчас мы только усилили работу в этом направлении.

–         В таком случае Фармак  увеличил экспорт в другие страны?

–         А как же! Мы увеличили экспорт и в страны СНГ немного, и в Европу. Но те $10 млн., которые мы потеряли [из-за эмбарго] не так быстро компенсируются. Мы не упали в целом по экспорту, но в Россию продали меньше, чем в прошлом году на 35%.

Мы продолжаем работу над перераспределением экспорта, смотрим на Узбекистан, Молдову и другие страны. Планируем быть более активными в Европе. У нас есть программа, согласно которой 40% продукции Фармак должен экспортировать, чтобы чувствовать себя в безопасности. Этого показателя мы планируем достичь в 2025  –  2027 годах.

Сейчас у нас доля экспорта 26%. Есть куда расти.
В прошлом году мы начали делать шаги, чтобы выйти на американский рынок. Чтобы там работать, нам надо получить лицензию, что производство соответствует нормам FDA. И, я думаю, что до конца года мы ее получим.

–         В 2016 году Фармак купил дистрибьюторское предприятие в Польше, будете еще что-то приобретать? 

–         Это есть в  наших планах. Мы много ищем, смотрим. В Европе, Украине, Вьетнаме, Турции. Везде ищем. Но сегодня нет такого объекта, который мы бы захотели купить.

Потому что успешный бизнес никогда не продается. И в той компании, которую мы купили в Польше, нам пришлось много менять. Например, структуру, продажи и многое другое.

Там мы продаем сейчас на 10 млн. евро, а планировали на 25 млн. Есть над чем работать.

–         Планирует ли Фармак в этом году запускать в производство новые лекарства?

–          Да, мы начали осваивать новые для себя терапевтические сегменты, например, астма, психиатрия. Раньше не работали в этих фармакотерапевтических группах. Но эти препараты попадут на рынок только в 2021 году.

–         Хочу у вас спросить, как вы, как акционер компании – крупного игрока на фармрынке, оцениваете медреформу? 

–         Я не буду говорить о медицинской реформе в части лечебного процесса, там есть свои специалисты. Мы будем говорить о лекарствах. Хотя уже то, что там начали наводить порядок – это позитив.

Для фармпроизводителей положительным есть то, что вводятся стандарты лечения, протоколы. Сегодня без них ни один врач не будет назначать лекарства. И это очень хорошо и для пациента, и для нас. Потому что для нас важны правила игры, мы знаем, что хочет здравоохранение, чем оно лечит пациентов. А мы подстроимся под те стандарты, которые есть.

Также из позитивного: утвержден Национальный перечень лекарственных средств, которых в этом документе более 400. И с 1 января 2018 года все учреждения здравоохранения начали закупки в рамках этого перечня. И это тоже для фармацевтов важно: знать, что будут покупать и чем будет лечиться население Украины.

А вот то, что к моему великому сожалению, не меняется, так это источники финансирования охраны здоровья.

–         А как они могут поменяться?

–         Я говорю о страховой медицине, потому что не только государство должно финансировать систему здравоохранения.

Фармак страхует здоровье своих сотрудников и мы тратим на эти цели 10 миллионов гривен каждый год, при этом данные выплаты облагаются подоходным налогом с сотрудников компании.

Если бы бизнесу предложили небольшие изменения путем освобождения данных затрат от подоходного налога с граждан, обязали страховать своих людей, то в результате мы бы быстрее изменили подходы и в стране заработала бы широкомасштабная система страховой медицины. И не было бы так, как сейчас, когда 88% необходимых лекарств пациент покупает сам. И только 12% покрывает государство.
Мы должны это поменять, но это уже зависит от Верховной Рады и Кабинета Министров.

–         Фармак инвестирует в Узбекистан. Почему именно в эту страну? 

–         Узбеки любят наши лекарства, мы занимаем третью позицию на фармацевтическом рынке этой страны. Ежегодно в Узбекистан мы экспортируем продукции до $20 млн. В Узбекистане мы локализуем некоторые госпитальные препараты. Дело в том, что в этой стране, как и в ряде других государств СНГ, локальные производители получают преференции в тендерных процедурах. Это форма поддержки отечественного бизнеса.
Мы рассчитываем на такие преференции. Но это не значит, что мы построим там линию (производство). Это будет какое-то партнерство. Мы говорили, что на протяжении 5 лет туда инвестируем $10 млн, для того, чтобы можно было локализовать препараты.

–         В 2009 году на вас было совершено покушение. Вы удовлетворены тем, как расследовано это дело?

–         Оно расследовано, но не доведено до логического завершения. Потому что в этом, на сегодняшний день, не заинтересованы ни прокуратура, ни МВД. Основной фигурант [Виктор] Зубрицкий, который сегодня называется, как организатор, сейчас скрывается.
Но он организовывал, а не заказывал. И то же самое делал на Майдане. [Зубрицкого подозревают в организации «титушек»]. Преступления на Майдане не расследовали, а вы хотите, чтобы расследовали покушение на меня!

Повна версія 

 

Назад к Фармак в СМИ

Ещё больше публикаций