May 07, 2020

MC: “Looking for an approach to molecules.” I am 26 years old, I create drugs: a report from the Farmak laboratory

Article in the original language.

Мимо огромного завода «Фармак» на Подоле каждый день ездят тысячи киевлян, так называется даже трамвайная остановка. Завод существует уже 95 лет, производит почти 6 % всех лекарств в Украине и экспортирует продукцию в 28 стран мира.

Корреспонденты MC.today провели один рабочий день с инженером-разработчиком «Фармак» Натальей Гук. В свои 26 она разрабатывает сложные лекарства, от которых зависит здоровье тысяч людей. В партнерском проекте Наталья рассказала, как стала фармацевтом и почему разработчик лекарств – это творческая профессия.

20 производственных линий и исследовательский центр

Наталья Гук достает пропуск и подносит его к турникету на проходной. На часах 7:45. Есть еще 15 минут, чтобы выпить кофе и переодеться. Наталья ездит на работу из Борисполя. В обычное время добирается в Киев попутками и метро, сегодня ее подвезла коллега, поэтому приехали чуть раньше.

 

Синее шестиэтажное строение, в котором работает Наталья, – только одно из зданий, принадлежащих компании «Фармак». 95 лет назад здесь открылось первое в Украине предприятие по производству синтетических лекарственных средств – Киевский химико-фармацевтический завод имени Ломоносова. В 1995-м его приватизировали и переименовали в «Фармак»С тех пор в модернизацию производства инвестировали более $242 млн.

Сейчас у компании 20 производственных линий и современный R&D-центр, где проводят разработку и исследования новых лекарственных средств. В центре работают 45 кандидатов и 5 докторов наук. В планах – масштабироваться дальше, поэтому «Фармак» развернул строительство нового 7-этажного офисно-лабораторного центра.

В целом в компании 2700 сотрудников. 250 из них разрабатывают лекарства, проводят их клинические исследования, занимаются регистрацией и трансфером, то есть переносом технологии из лаборатории на производство. «Фармак» делает упор на генерики – аналоги оригинальных лекарств, имеющие такой же качественный и количественный состав, лекарственную форму и доказанную терапевтическую эквивалентность.

Как производят генерики

«Когда я говорю одноклассникам, что я инженер-разработчик, они удивляются и спрашивают, не скучно ли это, – делится Наталья, пока мы поднимаемся на лифте в лабораторию. – Моя работа очень интересная: в ней есть что-от от химика, что-то от технолога и немножко от творца. Процесс разработки лекарства – это творчество, потому что каждая молекула специфическая и к ней нужно найти свой подход».

Главная задача – чтобы полученный генерик работал так же, как оригинальное лекарство. При этом процесс разработки должен быть быстрым и экономичным. Смысл генериков в том, что они доступнее оригинальных лекарств, потому что предприятие использует готовую молекулу и не тратит деньги на поиск активного вещества, исследования его эффективности и безопасности.

Процесс выглядит так. Сначала маркетинговый отдел анализирует рынок и определяет, какие лекарства востребованы. После этого каждый отдел завода определяет, реально ли производить такое лекарство на «Фармаке» – есть ли нужные производственные линии и специалисты. Финансисты считают ожидаемый экономический эффект.

Лаборатория, в которой работает Наталья, анализирует литературу и патентный поиск, оценивает качественный и количественный состав лекарства, какую технологию можно использовать, есть ли для нее подходящее оборудование и какой объем исследований нужно будет провести для разработки.

Если лекарство принимают в продуктовый портфель, оно попадает в разработку. Начинают с лабораторного этапа – нарабатывают эксперименты до 100 граммов с постепенным масштабированием на оборудование всё большего и большего размера – от 300 граммов до 10 кг. На финальном этапе опытную серию – от десятков до сотни килограммов – производят в цехе. Размер серии зависит от дозировки и объема серии лекарства, которую планируют выпускать. Параллельно специалисты разрабатывают методы контроля, изучают стабильность лекарства и подбирают первичную упаковку, то есть ту, которая непосредственно соприкасается с лекарством.

Масштабирование и трансфер – один из самых сложных и ответственных процессов в разработке лекарства. Он позволяет достичь воспроизводимости процесса.

Когда все этапы разработки успешно пройдены, приступают к исследованиям биоэквивалентности, то есть степени подобия свойств генерика и оригинального лекарства. У них должны быть одинаковые фармакокинетические показатели: степень и скорость всасывания лекарства, время достижения максимальной концентрации и так далее. Говоря простым языком, генерик и оригинальное лекарство должны одинаково действовать на человека.

Последний этап – регистрация. Весь пакет документов отдают в Государственный экспертный центр Минздрава Украины. В нем должен быть описан весь процесс разработки лекарства, причем даже неудачные этапы. В министерстве должны видеть, как компания пришла к результату.

Процесс регистрации может длиться до года. Только потом компания получает регистрационное свидетельство на лекарство и запускает его в производство.

Тесты в лаборатории

В лабораторию «Фармак» просто так не попасть. Нам выдают одноразовые халаты, бахилы и чепчики. На заводе есть помещения, которые называют «чистые». В них нас не допускают, там – строгий подход к чистоте воздуха, специальная одежда и даже костюмы, похожие на скафандры. Поэтому идем только в ту часть, где можно находиться посторонним.

За каждым лекарством всегда закрепляют одного технолога и одного-двух аналитиков. Наталья специализируется на твердых лекарственных формах. К ним относятся не только таблетки, но и порошки, саше и даже желатиновые капсулы. Сейчас у Натальи в разработке три лекарства, все на разных стадиях: где-то все только начинается, а где-то уже идет регистрация.

Одно из лекарств, над которым она сейчас работает, – от сердечно-сосудистых заболеваний. До того как лекарство попало в аптеку, название озвучивать нельзя – чтобы не узнали конкуренты. В лаборатории технолог изучает фармако-технологические свойства массы, которую потом спрессуют в таблетку и покроют оболочкой.

С момента принятия решения о разработке и до продажи в аптеках обычно проходит 2-4 года. Наталья разработала пока только одно лекарство, которое уже выпустили на рынок. Она начала работать над ним 3 года назад, как только пришла в компанию. Это Ремесулид Рапид, аналог Нимесила.

«Когда я увидела его в аптеке упакованным и красиво маркированным, аж дух захватило: “Вот, это мое, родное”», – вспоминает она.

Поднявшись в лабораторию, Наталья засыпает таблетки в ячейки корзинки, помещенной в резервуар с водой. Задача – проверить, как быстро они распадутся на частицы. Этот тест – первая проверка того, как таблетки будут вести себя в организме. Если желудочно-растворимая таблетка, покрытая оболочкой, не распадется в условиях соответствующей среды за полчаса, значит она не подействует и в организме человека. Пока разговариваем, все 6 таблеток распадаются.

Тест на распадаемость в воде – лишь один из фармако-технологических методов оценки качества таблеток. Аналитики будут оценивать эти таблетки с точки зрения растворимости и высвобождения активного вещества в средах с разным уровнем pH (кислотности), как в желудке.

Другой прибор позволяет оценить насыпную плотность и «уплотнение» массы, которая должна стать таблеткой. Это дает возможность проанализировать склонность порошка к сжатию и спрогнозировать некоторые производственные параметры таблетирования. Наталья насыпает порошок в стеклянный цилиндр, помещает в аппарат, и прибор монотонно стучит.

«В университете таких приборов не было, поэтому мы проверяли насыпную плотность, стуча цилиндром с образцом по столу. По требованиям методики приходилось стучать 1250 раз подряд», – улыбается Наталья.

Приборы, на которых она работает каждый день, стоят как «однушка» в киевской хрущевке. А некоторые – как «трешка» в новостройке. «Фармак» ежегодно реинвестирует в развитие примерно 95 % прибыли. Компания направила около $15 млн на R&D лабораторию. За последние 5 лет на науку и разработку ушло около 2 млрд грн.

«Моя мечта – поучаствовать в разработке оригинального лекарства с нуля. Правда, пока увижу его в аптеке, я успею поседеть, потому что процесс может занять несколько десятилетий», – смеется она.

Ежегодно «Фармак» выводит на рынок около 20 новых лекарств. В разработке одновременно находится около сотни. Собственные оригинальные лекарства у компании тоже есть – например, Амизон и Антраль.

В прошлом году самым продаваемым лекарством завода был Фармасулин – раствор для больных сахарным диабетом. Его продали на 336 млн грн. На втором месте – спрей для носа Эвказолин. На третьем – Фленокс, раствор для инъекций для профилактики тромбоза.

Почему украинское лекарство – не хуже импортного

Поработав в лаборатории, поднимаемся выше, на опытно-промышленный участок. Здесь разработка проводится на оборудовании, конструктивно идентичном тому, на котором лекарства будут производиться в цехе.

«Фармацевтическая промышленность – очень зарегулированная отрасль. Мы записываем каждый свой шаг и придерживаемся всех требований нормативных документов, чтобы обеспечить качество и безопасность лекарства еще на этапе разработки. Поэтому, когда слышу стереотипы по поводу украинских лекарств, очень злюсь, – делится Наталья. – Недавно стою в очереди в аптеке, а фармацевт говорит предыдущему покупателю: ”Берите иностранные таблетки, они чище”. Еле сдержалась, чтобы не влезть в спор».

И добавляет: «Я сама пью Ремесулид Рапид, который разрабатывала. Он мне как-то лучше, чем аналоги. Может быть, это материнское чувство».

Как оценивают работу и какие условия предлагают

Наталья училась в Киевском национальном университете технологии и дизайна на кафедре промышленной фармации. Первые три месяца на «Фармаке» ее вводили в курс дела, через полтора года – допустили к собственным разработкам. А прошлым летом повысили до старшего инженера.

Следующая ступенька, на которую может подняться Наталья, – ведущий инженер. На заводе растят разработчиков под себя и стараются создать им максимально комфортные условия, потому что в стране большой дефицит кадров. Например, технический директор завода пришел сюда в свое время обычным инженером. Руководитель департамента исследований и разработки «Фармака» Роман Смишко тоже начинал с самого низа.

У каждого сотрудника – от уборщицы до гендиректора «Фармак» – есть KPI. Если их выполнять, можно получить квартальную или полугодовую премию. KPI Натальи – сроки, за которые она должна пройти определенные этапы в разработке лекарства. Справится быстрее – получит бонус. Кстати, зарплата в «Фармаке» растет ежегодно. За последние 5 лет средняя зарплата на заводе выросла в 2,5 раза.

Любопытно, что до 9 класса будущий инженер-разработчик мечтала быть переводчицей, учила английский и французский. Но потом поняла, что иностранный язык – это вспомогательный инструмент, а не профессия, и поступила на фармацевта. Говорит, что ни разу не пожалела о своем решении.

Английский ей пригодился. «Фармак» экспортирует лекарства в 28 стран. В прошлом году за границу уехали почти четверть всех произведенных лекарств – на $57 млн. Стратегическая цель завода – увеличить долю экспорта до 40 %, оставаясь лидером украинского рынка. Поэтому читать и создавать документацию на английском – обязательная часть работы инженера-разработчика.

Сотрудники «Фармака» часто бывают на англоязычных конференциях. Там знакомятся с опытом именитых коллег, занимающихся разработкой и исследованиями в разных странах. Наталья уже дважды ездила в Польшу для обмена опытом.

«Я фанат своей работы, – говорит Наталья Гук. – Мне нравится, что каждый день не похож на предыдущий. Мы не просто офисные сотрудники и не пропадаем в лаборатории, я бываю и там, и там. Я считаю себя счастливым человеком, потому что нашла любимую сферу. Я на это училась, понимала, на что иду, и не разочаровалась».

Фотографии Владимира Герасимова

 

«Ищу подход к молекулам». Мне 26 лет, я создаю лекарства: репортаж из лаборатории «Фармак»

 

 

Back to Farmak in the media