Oct 01, 2019

«Спір за« Корвалол»- рекордсмен за термінами розгляду в судах, але правда на стороні компанії« Фармак »- Тарас Кислий, партнер Arzinger

Мовою оригіналу:

Более 15 лет суды различных инстанций рассматривают дело, связанное с ТМ «Корвалол Corvalolum», принадлежащей компании «Фармак». Этот спор между «Фармак» и компанией «Дарница», которая выпускает «Корвалол-Дарница», может стать своеобразным прецедентом в сфере правовой защиты интеллектуальной собственности. Каковы ключевые тенденции в мире в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, какие факторы могут учитывать суды, рассматривая дело о «Корвалоле» и как в итоге данный спор может повлиять на ход подобных дел в Украине, мы говорили со специалистом в сфере интеллектуальной собственности, адвокатом и партнером АО Arzinger Тарасом Кислым.

Какой вы видите реформу сферы интеллектуальной собственности в Украине?

— Есть реформа в широком смысле и в узком. В широком — это реформа всей государственной системы, в узком — реформирование судебной ветви власти и учреждение специализированного суда. Обе реформы находятся в подвешенном состоянии. Реформа всей системы — в сложном положении. Она стартовала в 2016 году, была концептуально правильная, но «болезненная» по структуре, и должна была завершиться в 2017 году. Но этого не произошло. Был сделан только первый шаг — ликвидирована Государственная служба интеллектуальной собственности, ее функции временно начало исполнять Министерство экономического развития и торговли Украины (ныне — Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства), и за ним эти функции и остались. Концепция реформы предусматривала создание Национального органа интеллектуальной собственности, который взял бы на себя не свойственные МЭРТ функции, и вся система тогда смогла бы заработать. Но так не случилось. Вместо этого органа был создан другой — Национальный офис, активно занимающийся пиар-деятельностью, которая не очень характерна госорганам. Есть вопросы по поводу эффективности использования бюджетных средств. Ожидаю, что новый состав Кабинета Министров Украины и новое Министерство экономики в ближайшее время обратят особое внимание на состояние реформы и завершат ее.

— Поддерживаете ли вы идею создания специализированного суда по IP?

— Сама идея создания суда — очень правильная. Для всего профессионального сообщества информация об этом стала приятным сюрпризом. Но в процессе его создания возникли вопросы, которые изменили позитивные впечатления. Дело в том, что процедура конкурса на замещение должностей судей Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности была построена таким образом, что сегодня среди кандидатов оказались преимущественно судьи, которые никогда не работали с вопросами интеллектуальной собственности. И это парадокс — создается суд по узким вопросам, а отобранные люди специалистами в таких делах не являются. Изменить уже вряд ли что-то можно, нам остается обучить кандидатов, которые пройдут конкурс, потому что проведение нового конкурса только усложнит и затянет создание IP-суда.

— Европейская практика в сфере интеллектуальной собственности — это вектор для Украины?

— Безусловно. Стратегическая цель Украины — войти в состав ЕС. C этой целью национальное законодательство планомерно приводится в соответствие с европейским. Соответственно, законодательство и европейская IP практика — это то, куда мы движемся сегодня. Нам уже сейчас нужно смотреть, как решаются вопросы интеллектуальной собственности в Европе, чтобы применять этот опыт здесь, в Украине.

— А какие мировые тенденции в сфере защиты интеллектуальных прав сейчас наблюдаются? В каких запоминающихся делах вам приходилось участвовать?

— Сейчас много судебных кампаний, когда два юрлица судятся по всему миру, отстаивая свои права, например, на торговую марку, на изобретение. Эти процессы проходят в разных странах, одного международного суда в сфере защиты прав интеллектуальной собственности не существует. Мы в Украине несколько раз представляли иностранных клиентов, которые судятся в рамках глобальной юридической войны, но на территории Украины. С точки зрения тенденций, самая актуальная — синхронизация сферы интеллектуальной собственности и технологий. Технологии развиваются семимильными шагами, толкают всю мировую экономику вперед, и сфера интеллектуальной собственности должна успевать регулировать все новации и адекватно защищать права.

— В Украине со времен независимости длится довольно громкое в узких кругах «дело о «Корвалоле». Как вы оцениваете его влияние на правоустанавливающую практику?

— Это очень известное в кругу специалистов дело, и оно не очень позитивно характеризует сферу защиты интеллектуальной собственности в Украине. Во-первых, сроки (дело рассматривается более 15 лет), во-вторых, обстоятельства этого дела, в-третьих, итерации в судебных инстанциях, что является нелицеприятным. Дело продолжает рассматриваться, и остается надежда, что последняя точка в нем будет поставлена в скором времени. В этом деле, я считаю, правда на стороне компании «Фармак», которой принадлежат права на ТМ «Корвалол».

— В подобных делах суды зачастую полагаются на мнение экспертов. «Дело о «Корвалоле» исключением не стало?

Нет, не стало. Еще при рассмотрении дела в 2010 году эксперту судом были заданы вопросы, является ли обозначение «Корвалол-Дарница» таким, которое легко спутать с хорошо известной ТМ «Корвалол», тождественны или схожи обозначения «Корвалол» и «Корвалол-Дарница», и многие другие, и по всем эксперт ответил, что нет — не является схожим, невозможно спутать с ТМ «Корвалол»…

По моему мнению, такой экспертный подход является неправильным. Интеллектуальная собственность предполагает эксклюзив и защиту объекта. Давайте абстрагируемся от конкретного дела о ТМ «Корвалол», возьмем, к примеру, другие мировые дела по похожей тематике. У Pfizer есть флагманский препарат «Виагра». Если следовать логике эксперта, то можно выпустить «Виагра-Дарница», и это не будет нарушать прав компании Pfizer. Это нонсенс, интеллектуальная собственность так не работает. Не знаю, чем руководствовался эксперт, но я категорически не согласен с такими выводами.

— Какие аргументы в судебных слушаниях использовали оппоненты?

— В деле о правомерности регистрации ТМ «Корвалол-Дарница» при уже зарегистрированной ранее и хорошо известной ТМ «Корвалол Corvalolum» сторона «Дарницы» утверждала, что название «Корвалол» стало общеупотребительным понятием для целого класса препаратов и компания может регистрировать «Корвалол-Дарница» в Украине, так как в России есть примеры регистрации подобных ТМ. Я не согласен с таким утверждением. Чтобы доказать вхождение марки в разряд общеупотребительных понятий, нужно привести ряд убедительных доказательств. У «Дарницы», насколько я знаю, таких доказательств не было, а ссылка на Россию вообще не релевантная, поскольку торговая марка в каждой стране защищается отдельно. ТМ зарегистрирована в России, Украине, Литве, Испании, и в каждой стране нужно учитывать обстоятельства, чтобы определить, похожа она или нет, была более ранняя регистрация или нет, вошла она в общее употребление или нет.

— Дело о законности регистрации ТМ «Корвалол-Дарница» длится уже 15 лет. Является ли такой срок рассмотрения нормальным для такого рода дел?

— Это дело — рекордсмен. Соединились многие факторы, которые повлияли на срок рассмотрения, но это, конечно, уникальный случай, не уверен, что в мировой практике есть пример столь длительного рассмотрения на самом деле достаточно тривиального судебного спора о торговой марке.

— Вы отслеживаете ситуацию по вопросу ТМ «Цитрамон-Здоровье» и «Цитрамон-Дарница»? Можно ли провести какие-то параллели с ситуацией, касающейся «Корвалола»?

— «Дарница» настаивает на регистрации названия лекарства «Корвалол-Дарница», которое очень похоже на «Корвалол» от «Фармак», но в то же время не разрешает предприятию «Здоровье» выпускать препарат под ТМ «Цитрамон-Здоровье», так как производит препарат «Цитрамон-Дарница». Суды также запретили регистрацию препарата «Корвалол-Здоровье».

Я с интересом наблюдаю за деятельностью Верховного Суда, и мне кажется, что это тот случай, когда Суд не допустит двойной правоприменительной практики. Я убежден, что сторона не может в аналогичных вопросах занимать разную позицию. Если в одном случае «Дарница» говорит: «Нет, это невозможно», а в другом: «Да, так может быть», то Верховный Суд, например, может прийти к выводу, что аргументация «Дарницы» необоснованна, поскольку противоречит аргументации этой же компании в другом аналогичном деле. И если «Дарница» борется за «Цитрамон» и выигрывает, она должна быть готова, что в борьбе за «Корвалол» она проиграет.

Не станет ли решение о регистрации ТМ «Корвалол-Дарница» прецедентом для массовых судебных споров вокруг торговых марок советского периода?

— Думаю, это зависит от того, каким образом будет сформулирована окончательная позиция Верховного Суда в этом деле. При определенной формулировке я не исключаю, что это станет основанием для целой серии пересмотра ряда регистраций.

— После исчерпания национальных способов защиты прав интеллектуальной собственности есть ли шанс обратиться в международные институции?

— Такая возможность есть. В современной истории украинской юриспруденции подобные случаи были. Конечно, каждое дело индивидуально. Случаи обращения в Европейский суд по правам человека или инициирования международного инвестиционного спора имели место и зачастую приносили положительный результат для инициатора такого процесса.

В моей практике были ситуации, когда клиент проигрывал все судебные инстанции, а потом выяснялось, что решения принимались на основании «коррупционных рычагов влияния» Так, бывает, к сожалению, суды не всегда принимают решения, руководствуясь исключительно нормами права. В разных обстоятельствах можно найти действенный инструментарий, при помощи которого можно восстановить справедливость. В этом контексте важно, чтобы клиент был заинтересован идти до конца. Если он настроен серьезно, а юристы профессионально взялись за дело, то шансы добиться справедливости даже спустя 15 лет существенно высоки.

 

Назад до Фармак у ЗМІ