Dec 08, 2010

«Фармак» делает ставку на Европу (мовою оригіналу)

ЭКСКЛЮЗИВ ГАЗЕТЫ “ДЕЛО”: Генеральный директор крупнейшей отечественной фармацевтической компании «Фармак» Филя Жебровская рассказала «ДЕЛУ» о планах по расширению производства лекарственных средств и освоению внешних рынков.

В компании «Фармак» ожидают, что продажи по итогам этого года вырастут до 1,30 млрд. грн. по сравнению с 970 млн. грн. в прошлом году. В частности по итогам января-сентября продажи приросли на 55%. Это позволило компании занять лидирующую позицию на украинском рынке по продажам лекарственных средств. В IV квартале текущего года, как ожидается, рост будет не столь существенным ввиду того, что ажиотажного спроса на противогриппозные и противопростудные препараты, как это было годом ранее, не предвидится.

Филя Ивановна, компании «Фармак», которая была создана на базе Киевского химико-фармацевтического завода, в этом году исполняется 85 лет. Но фактически только последние 15 лет предприятие выпускает готовые лекарства — до 1995 года в основном производились субстанции, а готовых лекарственных форм было только пять. Сейчас в продуктовом портфеле компании около 200 наименований. Сколько среди них оригинальных препаратов и сколько генериков (лекарственное средство, имеющее такой же состав действующих веществ, лекарственную форму и эффективность, как и оригинальный препарат, но не обладающее патентной защитой)?

Те пять препаратов, которые мы выпускаем со времен СССР, они традиционные, не генерические. Также у нас есть несколько оригинальных препаратов. Среди них «Амизон» (для лечения и профилактики гриппа и простуды) и «Антраль» (гепатопротектор). «Амизон» изучаем на внешних рынках. Уже полностью пройдены стадии доклинических испытаний и первая стадия клинических, в этом сезоне занимаемся второй стадией. А будет еще и третья, после чего расширим рынок для этого препарата.

С украинским институтом биохимии подписали соглашение по еще одному препарату — кардиологическому. Институт разработал субстанцию, мы — технологию производства готовых форм (в капсулах и для инъекций). Еще год будем заниматься клиническими исследованиями в Украине.

Курс на сертификацию

Сколько новых препаратов предприятие начало выпускать в этом году?

Восемь. Еще 6-7 начнем выпускать до конца года.

У вас большие планы на конец года. Это связано с запуском двух производственных линий нового цеха по выпуску инъекционных препаратов (в ампулах и флаконах)?

Отчасти. После того как наши разработки прошли регистрацию в фармакологическом комитете, приходится еще около месяца ждать получения регистрационного свидетельства. Идет бумажная волокита, и мы видим, что до конца года успеем запустить в производство в лучшем случае семь наименований. Еще три, которые собирались начать производить в этом году, переносятся на начало следующего года.

Нам не нужно ждать целый год, чтобы запланировать выпуск нового лекарства. Совет по инновациям у нас собирается каждый месяц. Рассматриваем предложения службы маркетинга.

В прошлом году «Амизон» попал в десятку самых продаваемых через аптечную розницу препаратов. Понятно, что этому способствовал повышенный спрос. Однако не все фармацевтические компании оказались готовыми его покрывать. В чем секрет «Фармака»? Заранее предвидели, что спрос вырастет?

Нет, заранее не предвидели. Но быстро отреагировали на ситуацию. Сняли с производства те препараты, которые производились для формирования запасов на декабрь-январь. Максимально загрузили мощности по производству «Амизона». Срочно закупили на бирже сырье для субстанции. Фасовку таблеточного производства перевели в круглосуточный режим.

Как «Амизон» продается в этом году?

По итогам 10 месяцев — на уровне того же периода прошлого года. В октябре продали больше, чем запланировали.

Насколько благодаря вводу в эксплуатацию двух новых производственных линий сможете расширить продуктовый портфель в следующем году?

Добавится семь новых препаратов. Производство еще 16 препаратов мы переведем с тех линий, которые не сертифицированы по GMP (нормы и правила выпуска лекарственных средств). Всего в новом цеху на четырех линиях будем выпускать 40 препаратов.

Какая часть продукции производится на сертифицированных линиях?

Сейчас большая часть продукции выпускается на линиях, которые сертифицированы украинской инспекцией и европейскими инспекторами. Стремимся к тому, чтобы это было 100%.

Внешние рынки

Более 20% производимых «Фармаком» препаратов экспортируются. Насколько велика доля России в структуре внешнего сбыта?

Россия нас не любит. Это мы Россию любим. На этот рынок идет 10-12% всего нашего экспорта. Немного больше экспортируется в Узбекистан. Хорошо налажены поставки в Казахстан, Беларусь. Мы сохранили рынки Прибалтики, Польши, Болгарии и делаем маленькие шаги в сторону Германии.

На Узбекистан компании жалуются, что с ним проблематично работать.

Мы тоже сталкиваемся с проблемами. На сегодняшний день нашими узбекскими партнерами своевременно не оплачены поставки на млн. Мы уменьшили поставки в эту страну, но не потому что не можем их произвести или нет спроса, а из-за того, что они не могут расплатиться — у них нет свободной конвертации валюты, действуют лимиты. Здесь нужна помощь Кабинета Министров.

Недавно на Украинском фармацевтическом форуме, организованном Институтом Адама Смита, представитель крупной российской аптечной сети «36,6» рассказал об опыте по внедрению private label (собственной торговой марки). Сотрудничество с этой сетью по такой схеме означало бы переложить на плечи российского партнера все проблемы с продвижением препарата на российском рынке, а вместе с ними 30-50% доходности от него. Причем 3% препаратов, которые уже продаются сетью по private label — украинские. Считаете ли вы такое предложение заслуживающим внимания?

Мы уже сотрудничаем с ними, это как раз наши препараты. На нашей стратегической сессии мы уточнили свою программу освоения рынков до 2015 года. Раньше она у нас была до 2012-го. К концу года ожидаем от маркетинга программу для рынков Польши и России. Возможно, будет принято решение, что еще кое-что следует отдать на российском рынке дистрибьюторам. К тому же мы, например, уже шесть лет не можем зарегистрировать на российском рынке наш «Амизон». Они нас не пускают. Там пока необязательно соблюдать нормы и правила GMP — их собираются ввести только в 2014 году, но при этом наша продукция с сертифицированных линий не может попасть на рынок. Государство защищает российского производителя.

А сотрудничая с российской аптечной сетью по private label, возможно, этот вопрос разрешится?

Может быть.

Какие внешние рынки интересны больше всего — европейские?

Да. Прежде всего, рынок Польши.

Конкурентоспособны ли украинские препараты на этом рынке?

Конкурентоспособны, но надо научиться их там продавать. Мы делаем первые шаги.

Сколько ваших препаратов зарегистрировано в Польше и вообще в ЕС?

Два в Польше, три в Болгарии, четыре-пять в прибалтийских странах, два в Германии.

Система здравоохранения

О планах по внедрению в Украине реимбурсации (возмещение стоимости лечения населению) приходится слышать достаточно часто. Но пока даже программа не разработана. Насколько реально ее внедрить, скажем, в течение двух лет?

Это возможно при условии, что будет программа и будут заинтересованные в ее внедрении. Стандарты лечения практически готовы — их только надо ввести в действие. Правда, они бойкотируются как со стороны Министерства здравоохранения, так и со стороны лечебных учреждений. Как только стандарты заработают, будут применяться объективные препараты — генерические. Ведь ни одна страна в мире не лечится 100%-но оригинальными препаратами. Другое дело, что генерические препараты должны быть качественными.

Какая модель финансирования системы здравоохранения (бюджетная, страховая, частная) больше всего подходит для Украины?

Государственными средствами мы распоряжаться не умеем. Нет необходимой ответственности, и думаю, к страховой модели необходимо серьезно готовиться.

Украине лучше подойдет страховая модель или смешанная — бюджетно-страховая. Я сторонник страховой медицины. Врач получит достойную заработную плату. Сейчас он вынужден искать источники дополнительного заработка, ведь ему надо кормить семью. Лекарства будут покупаться по доступным и конкурентным ценам. Хотя это не так уж и хорошо для фармацевтических компаний — придется оптимизировать расходы и просчитывать все до копейки, изыскивать возможность попасть в ту или иную страховую компанию, чтобы произвести поставку лекарств, но мы готовы к таким действиям.

Из ваших слов я делаю вывод, что внедрение в Украине реимбурсации более выгодно для генерических компаний.

Больше всего заинтересовано население.

Но у населения едва ли есть влияние на процесс принятия таких решений.

У нас его тоже нет. О стандартах лечения и формулярах лекарственных средств (документ, который разъясняет, какие лекарственные средства следует использовать для лечения конкретных состояний, каким образом и в каких дозах их следует вводить. — «ДЕЛО») я говорю последние 5-6 лет. Они так и не внедрены. Если государство готово обеспечить лечение населения оригинальными препаратами — пусть это будут такие препараты. У «Фармака» есть оригинальные препараты, мы будем только рады, если они попадут в программу реимбурсации.

Пока что реальность такова: у нас крайне низкие расходы на лекарства на душу населения — в разы меньше, чем, например, в Польше. Даже если мы будем тратить на здравоохранение 15% ВВП, чтобы дойти до затрат на уровне тыс. на человека, нам потребуется 40 лет.

Пока что бабушке в селе абсолютно все равно, будут ее лечить оригинальными препаратами или генерическими. Главное — чтобы вылечили и не было осложнений.

СПРАВКА

940 млн. грн. составили продажи «Фармака» в 2009 году, что на 74% больше, чем в 2008-м. Чистая прибыль в 2009 году — 137 млн. грн.

Delo.UA

Назад до Фармак у ЗМІ

Ще більше публікацій