Жов 04, 2018

“Я буду боротися за “Корвалол” до кінця, тому що це частина історії “Фармак”, – Філя Жебровська, Голова Наглядової ради ПАТ “Фармак”

В ближайшее время Верховный Суд Украины должен поставить точку в многолетнем споре двух фармацевтических компаний – “Фармак” и “Дарница” – за право использовать название “Корвалол” в производстве своих лекарств.

“Фармак” апеллирует к истории, опираясь на следующие факты. Первая партия “корвалола” была выпущена на Киевском химико-фармацевтическом заводе имени Ломоносова (с 1991 года – “Фармак”) еще в 1960 году. Именно здесь придумали и название препарата. В 1993 году компания защитила торговый знак “Корвалол” в Департаменте интеллектуальной собственности МОН Украины, а в 2004 году обозначение “Корвалол” было признано хорошо известным. В 2017 году решение было еще раз подтверждено Апелляционной палатой Минэкономразвития.


Вердикт Апелляционной палаты обжаловали юристы фармкомпании “Дарница”. “Дарница” с 2005 года выпускает свой препарат с похожим названием “Корвалол-Дарница” и пытается отсудить у компании “Фармак” ее эксклюзивное право на использование названия “Корвалол”.

Накануне очередного судебного заседания вокруг ПАО “Фармак” происходят странные вещи. В сети интернет появились десятки негативных материалов о деятельности компании (все с одинаковым содержанием), у партнеров “Фармак” провели обыски, на сайте президента Украины зарегистрировали петицию о национализации предприятия, а под стенами офиса ПАО “Фармак” молодчики взрывали дымовые гранаты и выкрикивали обвинения.

Конечный бенефициар ОАО “Фармак”, ее многолетний генеральный директор, а ныне председатель Наблюдательного совета Филя Жебровская последние события называет попыткой давления на компанию перед важным судебным заседанием. Об этом и не только она рассказала в своем интервью.

Филя Ивановна, как вы прокомментируете последние события, в которых фигурирует ваша компания?

Это не впервые на компанию “Фармак” и на меня лично оказывается давление. Помню 2003 год. У меня были обыски, проверки, все, что только возможно. Я выстояла. Пришел 2009-й год. Я получила пулю в спину. Когда уже стала лидером, начались 2011-2012 годы. Меня чуть не наркобаронессою обозвали, что я выпускаю какие-то лекарства. И были титушки, и все остальное. Были задействованы все ветви власти, правоохранительные органы. Но я выстояла.

Что происходит сегодня. На сайте президента регистрируют какую-то петицию о национализации компании “Фармак”, присылают из СБУ какие-то запросы, которые никоим образом на касаются фармацевтики, что у наших поставщиков услуги идут обыски, под офисом митингуют молодчики. Для чего? Возможно, это все провокации, чтобы я отвлеклась от той темы, которая сегодня для меня болезненна. От заседания в Верховном Суде по поводу “Корвалола”.

Собственно, прозвучали конкретные обвинения, что вы продолжаете работать с Россией. Что можете ответить на это?

Еще в 2010 году мы разработали стратегию, по которой 40% всей выручки должны приносить экспортные продажи. Мы запустили два офиса – в Польше купили компанию, а в России открыли представительство.

По официальной статистике, Украина сейчас больше всего экспортирует в Россию – более 2 миллиардов долларов за 7 месяцев этого года. Также больше покупает там. Доля нашей компании в общеукраинских продажах в России – всего 0,3%. Но почему-то мы единственные, против кого на сайте президента зарегистрировали петицию.

Сначала мы должны дать себе ответ: и власть, и общество. Что, занавес делаем? Давайте будем делать. Я буду выполнять любые решения, которые есть в государстве.

Но только сегодня, на пятый год войны, власть говорит, что с завтрашнего дня приостанавливает Договор о дружбе с Россией. Так что нарушила наша компания и эти 3000 человек, которые работают ежедневно, приходят на работу и хотят свободно работать, а не ждать, пока какую-то дымовую гранату взорвут над их головами.

Собственно, а почему действительно только сейчас, на 5-й год войны, возникли вопросы к вам?

Я никогда не скрывала, что мы продолжаем работать с Россией. Правда, мы не регистрируем новых препаратов там. Мы можем, но не регистрируем. Мы не расширяем свою линейку. Но то, что уже зарегистрировали, мы поставляем туда. Пока не будет какого-то решения в высших эшелонах власти о запрете экспорта в Россию.

Почему сейчас полетели обвинения в наш адрес – интересный вопрос. Вероятно, что скоро будет суд о защите торговой марки “Корвалол”, и поэтому, возможно, кому-то надо подогреть ажиотаж, слепить какой-то негатив в отношении нашей компании.

Отмечу, что я честна перед украинским народом, перед своим коллективом и перед государством. Нет запрета, нет каких-либо ограничений. А на мораль давить? Наверное, с точки зрения оппонентов – можно. Но те деньги, которые я заработала, они будут потрачены здесь, в Украине. Я их не вывела куда-то там в оффшор. С каждой заработанной гривни – 4-5% идет на выплату дивидендов акционерам. Все остальное – на развитие компании, уплату налогов, заработные платы.

Я со своим коллективом никогда не забываю и о наших защитниках. Четвертый год весь коллектив один день работает на армию, это помощь. В 2014 году это была одежда, продукты, а теперь это и ремонт техники, оптические приборы и многое другое. А также помощь семьям погибших бойцов по программе “Люди помогают Людям”.

Кто стоит за этим давлением на компанию?

Отвечу так: сегодня старшее поколение уже отходит от дел. Это те люди, которые имели ценности в душе и не могли пренебречь ими. А пришло новое поколение. Которое имеет высшее образование, часто зарубежное. Это люди, которые действительно получили хорошую подготовку. Но у них нет стержня ответственности.

И замечу, это не только у нас проблемы. В Одессе та же ситуация, Борщаговка – та же ситуация. Харьков то же самое. И мне очень не повезло, что в течение последних 13 лет я подвергаюсь таким нападениям. Возможно, это одна рука действует.

Конфликт вокруг “Корвалола” длится уже более 10 лет. Почему для вас так важно отстоять эксклюзивное право на этот бренд?

Для того, чтобы понять всю картину, нужна небольшая предыстория. В портфеле ОАО “Фармак” есть несколько препаратов, на которых выстроена вся философия создания Киевского химико-фармацевтического завода имени Ломоносова, теперь “Фармак”. Это “Диазолин”, “Корвалол”, “Нафтизин”, “Валидол”. Это препараты, которые сначала завод, а дальше и компания “Фармак” производила в замкнутом цикле – осуществляла свой синтез субстанции, а затем и выпуск готовых лекарственных форм.

Эти препараты – это наша история и философия. Мы их хранили, интеллектуальное право на них мы защитили еще в 1993 году. Потому что они, как семейные реликвии. У меня есть чашка, которую отцу подарили, когда ему было 60 лет. Два года назад мы отмечали его память – 100 лет со дня рождения. И я дорожу этой чашкой. Потому что она семейная реликвия. Вот так я дорожу и “Корвалолом”.

Не так давно была информация, что рынок “Корвалола” почти поровну поделили ваша компания и “Дарница” – 44 и 43 миллиона гривен годовых продаж. В то же время сама “Дарница” сообщает, что годовой оборот компании несколько миллиардов гривен. Почему “Дарница” так пытается отсудить право использовать название “Корвалол”, если это мизер в ее прибылях?

Это выросло новое поколение со своими амбициями. Вот и пришел конкурент и заявляет о своих претензиях. Говорит, как я хочу, так и будет. Но так не бывает в жизни. Здесь должен быть суд, должна быть правовая оценка.

Я так понимаю, сдаваться вы не собираетесь?

“Корвалол” – это как та семейная чашка, это традиции, которые должны остаться в компании, а не стать разменной монетой на рынке. Для меня это реликвия, а для оппонентов – амбиции.

Детали по ссылке https://www.segodnya.ua/ukraine/filya-zhebrovskaya-ya-budu-srazhatsya-za-korvalol-do-konca-potomu-chto-eto-chast-istorii-farmak-1176438.html

Назад до Фармак у ЗМІ